Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

dpd

колени

Разденут
и поставят на колени

Унизят
изнасилуют
и поставят на колени

Расчленят
разрубят рыночным топором
и поставят на колени

Изотрут в порошок
растворят в кислоте
и поставят на колени

Имя коленопреклонённое
вымарают из книг

Всё исчезнет
останутся только ее колени

Мягонькие колени
матери
dpd

паспорт

У дверей гостиницы
вдруг спохватишься,
рукой залезешь в задний карман
и сердце упадет:
а где же паспорт?

Это меня здесь не поселят?
И в обратный поезд не пустят?

Ах, вот же он, в сумке!
Сам его переложил,
сам же и позабыл.

Или еще спохватишься:
где же моя душа?
Что понесу на суд
людей и ангелов?

А потом вспомнишь:
я же ее вложил в свои книжки,
всю вложил, без остатка.
Книжки лежат в пакете,
а пакет в той же сумке.

Полистайте, прочтите:
где-то там она должна быть.
Неужели нет?
dpd

витя

Враньё, не может быть, а?
Всерьез, а не в стихах
скончался Трубкин Витя
внезапно на югах.
В феодосийском морге
лежит он, трезв и глуп,
проваленный, как Зорге,
в немыслимую глубь.
Писали некрологи,
пока он был здоров,
но нет его в итоге,
и больше нету слов.
Была такая шутка:
мол, Витя наш трупак.
И мы шутили чутко,
кто в рифму, а кто так.
Какие были тропы,
сюжетная канва!
Распахивались гробы,
и строем шли слова.
Какие багатели
слагали всей толпой.
А нынче онемели:
поди его воспой.
Теперь он симпатичный,
одет в бумажный фрак,
и вовсе не мистичный
сквозит над ним сквозняк.
Теперь с него как с гуся,
не может видеть он,
как тщетного искусства
качается плафон.
dpd

прикинь

Бивис, они сказали: Белла Ахмадулина.
Прикинь, чувак: Белла Ахмадулина.
А у нас намусорено, накурено.
Хата не натоплена, не намолена.
Пивные банки, шмотки, засохший гамбургер.
Кровать подпирают не помню чьи книги.
Бивис, они сказали: Шопенгауэр.
Элитный жилой поселок на Новой Риге.
dpd

сказка

По Коренёвскому шоссе,
где так легко моей душе,
шагала девочка с лукошком
и с нею пёс Тотошка.

Дудела девочка в дуду:
куда, куда, в Караганду.
Как повернём на Бронницы,
лукошко и уронится.

Болеет бабушка в чепце
с блокадной тенью на лице,
и братнее копытце
в кастрюле кипятится.

Пасть разевает волк-рассвет,
японский бог и бабкин дед,
и прыгает собачка -
вечерняя заначка.

Сверкая жёлтым кирпичом,
шуршит дорога ни о чем
под красными подошвами
зияющего прошлого.

А ты, свидетель, стрекоза,
лети во все свои глаза
из муравьиной пасти
материальной власти.
dpd

обрыв

Там жили поэты, и каждый встречал.
А тут уж никто не встречает.
От этого в сердце такая пичал,
что волком оно завывает.

То были поэты - пьянчуги, вруны,
людские веселые лица.
А нынче - шакалы, кроты, грызуны,
клопы, тараканы, мокрицы.

Там было болото и почва была:
свобода, отечество, вера.
А здешняя почва - до края стола,
а дальше обрыв, блогосфера.
dpd

старт

Перед стартом, о, перед стартом
пахнет сыростью, гнилью, мартом.
Будто кровь забирают из вены –
слабость. Сладкий запах измены.

- Что подарить тебе, гений межзвездного сыска?
Ириску, бутылочку виски?
Ковригу, электронную книгу?

- Нет, книгу не надо.
Подари мне простое колечко
против челюстей ада.
А лучше совсем не калечь-ка.
judas

басня

Тамара полюбила гея,
а мимо Демон пролетел.
Нет, было бы сказать вернее,
что Демон мимо пролетел.

Теперь в обнимку, цепенея,
они ховаются и за
версту обходят полицея
задами Русского музея,
чтоб не попасться на глаза.

А был бы Демон при Тамаре –
иди, куда поманит свет.
Хоть в зоопарк, хоть в планетарий,
вопросов нет.
dpd

.....

Александр Николаевич Житинский, МАССА, maccolit, большой прозаик, рок-дилетант, один из основателей русского литературного интернета, мой первый издатель.

К сожалению, я его больше никогда не увижу.