Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

dpd

ДЕКАБРЬ 2017

+++

Когда лечил меня от ёлки
в халате пышном дед мороз
и некий шкипер произнес
в иссиня-черной треуголке:
"отныне будет все всерьез,
уж мы не плаваем по волге,
задорный гонит нас норд-ост
к святой елене или ольге",
косился глазом я неостро:
вы где, обещанные сестры,
ни ольги, ни елены нет,
и ель внутри меня болела,
как чье-то будущее тело,
невоплотившийся хребет.

+++

вот и утки о тютчеве тихо поют
и о тютчеве утки рыдают
и по-сестрински пробуют поздний полет
где стоит одинокий рыбарик

крылья-лезвия ломти от торта полет
отрезают на тризне у трассы
где рыбак словно селезень носом клюет
и мусолит в руках папиросы

ты смотай свою снасть рыбачок-дурачок
нет сегодня труда бесполезней
ты подумай о тютчеве хоть бы чуток
в этот вечер летающих лезвий

полюбуемся вместе на вольный полет
оперенные снегом кинжалы
всё равно твоя рыба уже не клюет
а небесная рыба пожалуй

ЮГО-ЗАПАД

печально осенью бродить по ноосфере
где братец кролик братец лис и просто звери
где все охотники нашлись и вышли к дому
«одно торжественно на всех несем ружье мы»
влачат ущельем ипотек пустые сумки
как вереница неудач и с ними суки
и говорит седой хохмач с собой в беседе
вон семь охотников идут но без медведя

Collapse )
dpd

миха

Пиф и паф – и шкура нам добыта,
у Витька под люстрою лежит.
А медведь здоровый, неубитый
возле пня растерянно стоит.

Дни идут. Витька избрали в мэры.
Подъезжают гости, стол накрыт.
А медведь у шелковой портьеры
нехорошим вестником стоит.

Глупый Миха, бывший бурый Миха,
для чего ты вьешься надо мной?
Для чего из выстрела и крика
делаешь проблему, дорогой?

Для чего из пороха и праха
по весне буравятся хвощи
и в лучах без ропота и страха
расцветают синие плащи?

Разве тебе жалко своей шкуры,
чтоб на ней уютным вечерком
вертихвостки, неженки и дуры
кувыркались с четким пацаном?

Обнаженный Миха, весь сиянье,
извергает пепел в высоту,
и осанистые поселяне
застывают с девочками в туф.
dpd

КВН-1969

Как низок и мал человек.
Как плохо сидит на нем борода.
Как отвратительно он сидит в Копенгагене,
по сути никому зла не делая.

Днем он работает почтальоном,
инвестиционно-финансовым консультантом,
разносчиком пиццы.
Вечером он работает Копенгагеном –
городом на воде и всезнайкой.

А мы сидим на реках мудозвонских –
Волге, Шексне и Мологе –
и смеемся о потерянном граде
сквозь линзу, наполненную водкой.

Мы - команда «КВН-69»,
жертва филадельфийского эксперимента.

У нас есть всё: бочки сала,
мороженая нога мамонта,
сто шестнадцать мегатонн спичек
и редкая запись Шульженко.

Вот только ни в чем мы не Копенгаген,
и тем более в профиль не Копенгаген.

По утрам он ездит на велосипеде –
нет, не гусеничном, колёсном! –
отдает честь каждому гею,
пьет крюшон в музее холокоста.

Город закрыт стеклянным куполом
от активного солнца и дурных вестей,
и этот подонок тоже живет под куполом,
так что и в морду ему не дашь, не расчленишь топором
и не пустишь на корм ездовым собакам.

Еще бы – он ведь и есть Копенгаген,
с узловатыми венами улиц,
отечными пятками пригородов
и мясистым носом собора.

А мы – команда «КВН-69».
По утрам наши кости грохочут зарядкой,
и штабной телевизор
просвечивает нас белым лучом разлуки.

Потом мы выходим на шершавый панцирь водохранилища
и долго смотрим сквозь лед, различая или додумывая
бирюзовые шпили церквей, рыжие торосы крыш,
запах кофе, и моря, и камня.

В полдень, пока меня гонг не позвал на обед,
я бубню себе так:

преврати меня, Элдридж Эсминец, таинственный бог,
в ездовую собаку,
унеси меня в снежную даль с бубенцом,
чтоб не снился мне город – нелепый старик на воде,
в пожилом пиджаке, на воде, в бороде,
город зачеркнутых гласных.
mbp

sita sings blues

Пожелай мне точности в совете
обезьян, медведей и мужей:
закидать букетами столетий
диву на сценической меже
и на воздух выйти вон из зала,
наполняем голосом, несом –
ах, весна, и вот весны розарий
разрывает сети всех ризом.
Города захлёстывает сила,
и не то, что слышал я сперва –
блюз поёт сверкающая Сита,
как звезда на кончике пера.
стелла

А теперь весь "весенний" цикл вместе и как одно целое

весна

Смердит? да ну и пусть, какая разница!
Закрыть окно - теперь у всех стеклопакеты.
Думали, что хотя бы язык останется,
но уже всплывает подводная лодка лета.

Скоро такое повылезет из промоин,
бессловесным оцепенит напевом -
стану как медвежонок пред зверобоем,
как дрессировщик перед львиным зевом.

Collapse )
mbp

королевство

Чему обрадоваться здесь,
на этом тесном побережье?
Когда осядет пыль и взвесь
и станет снова всё, как прежде?

Уже и с севера войска,
и с юга клоуны и маги.
Уже и с запада близка
сырая смерть, белей бумаги.

Уже вращающийся трон
смешон, как циркульная цапля.
Кишит очами небосклон,
подобно зрителю спектакля.

А рынки, резвы, как хорьки,
торгуют позднею хурмою
и лиственничные лотки
смолистой вызрели хулою.
mbp

домодедово

Я сижу в своём болоте
и не вижу никогда,
как на каждом самолёте
пышет алая звезда.

Как при каждом Божьем взлёте
птицы прыскают поврозь
и трепещет каждый гвоздь
на небесном переплёте.

Ближе к осени-зиме
поползу отседова
в дивный город на холме,
в город Домодедово.

Там огни и дискотека,
там на пляске городской
можно встретить человека.
Интересно, он какой?
dpd

осло

Въезжает на ослике в Осло,
процокивает наизусть
от берега серые склады,
мензурчатый мерный июль.

Как лезвие в сонное масло,
в болотистый тёплый мазут,
где викингов мирное стадо
и беженцу верный приют.

Качаются тучек посудины,
с них старые боги рыбачат.
Резвится толпа исааков,
у камня шумит чехардой.

Вы жертва, угодная Одину,
угодная родине, значит.
Не сёмга, не сельдь, не собака,
не горный олень молодой.
judas

по классическим мотивам

Он шёл дорогой жёлтой
с дырявым вещмешком,
наполненным до чёрта
белым порошком.

Мелькали глины-супеси,
то роща, то лесок,
и тонкой струйкой сыпался
белый порошок.

И зайцы, и выхУхоли,
и птица марабу
брели вослед и нюхали
счастливую тропу.

А после шли брататься
к медведю и сове.
И волк в обнимку с зайцем
катался по траве.

И радуга восстала
над лесом, над горой.
Знать, порошка немало
просыпал наш герой.

Но он воткнулся в здание –
«Госпорошкоконтроль» -
зверятам в назидание,
себе на страх и боль.

Его там дружно встретили,
забрали вещмешок
и ссыпали в пакетики
остатний порошок.

А что с ним стало дальше,
не ведает земля.
Ни белочки, ни зайчики
и ни выхухолЯ.
стелла

а и ч

Привет, Ахиллес - я черепаха,
я твой Луноход-один
от фирмы «Отец и Сын Черепановы».
Но кто из них недоглядел?

У них в мастерской мне бывало скушно,
я тихим ползком убёг.
Теперь я в дачных местах кукушка,
прыг по рельсам да скок.

Ты можешь бегать. Твоя атлетика,
твой молот, твой огнь в груди…
Но я подвинусь, и вот, смотрите-ка,
опять чуть-чуть впереди.

Мое лицо – это лицо нежности,
но видишь ты только зад.
А зад – он у всех как лицо ненависти,
оставленности фасад.