Игорь Караулов (karaulov) wrote,
Игорь Караулов
karaulov

Category:

Мемуар: первая и последняя

Подобно усопшему генсеку Брежневу, я люблю, когда меня обкуривают. Особенно женщины. Обожаю целоваться с курящими женщинами: их губы имеют вкус моркови. Однако же сам я не курю. Я был бы горд сказать, что в жизни не выкурил ни одной сигареты, но это было бы неправдой. Одна сигарета в моей жизни все-таки была. И вот при каких обстоятельствах.

Зима 1988 года. Пятый курс. Вечер перед госэкзаменом по специальности (физическая география). Готовиться дома мне было скучно, и я пошел в общагу. Общежитие Главного здания МГУ – место, идеально подходящее для ученых занятий! Его мутные коридоры, хранящие удивительный, ни на что не похожий запах. Запах, оставленный, видимо, еще угрюмыми сталинскими прорабами, и с тем пор не выветрившийся – неспособный выветриться. И, конечно, девушки.

К девушкам я и пошел. Разумеется, все конспекты у них были в порядке, все учебники на месте, и в этом был большой плюс. Но сами-то они оставались девушками даже в вечер перед госом, а я – я оставался все тем же неуклюжим юношей, обуреваемым неутоленными страстями, и в этом была проблема. Промучавшись полчаса в борьбе с природными инстинктами, я пересек коридор и заглянул к Шуре Полянскому. Шура Полянский – по прозвищу «Дядюшка Поль» - был студентом из города тогда еще Горького, спокойным, жилистым, как будто бы вырубленным из узловатой древесины. Он встретил меня с суровой улыбкой на лице.

Мы сели за штудии, и все было бы ничего, но в дело вмешалась водка. Я не помню, откуда она взялась, какими злыми судьбами просочилась в немытые граненые стаканы, предусмотрительно спионеренные хозяйственным Шурой из столовки. Почему-то ее оказалось достаточно, чтобы мы основательно ужрались.

А дело было к полуночи. И мы вдруг решили пойти на последний сеанс в кино, на первый этаж. Пошли пешком. На одной из площадок нас ждала запертая стеклянная дверь. Мы не стали думать. Мы не стали искать обходных путей. МЫ ПРОШЛИ СКВОЗЬ СТЕКЛО – не выбили стекло, обмотав руку чем-нибудь подходящим, нет – мы прошли сквозь него, как сквозь облачко дыма, не обращая внимание на звенящие осколки. Купили билеты и сели.

Я не помню, что тогда шло в нашем клубе. Может, Феллини, а может – Махульский. Мне больше по душе Махульский, так что пусть это будет Феллини. «И корабль плывет». Никогда не мог нормально посмотреть ни одного фильма Феллини: вечно меня или того, кто был со мной, тянуло блевать. В тот раз – обоих. Водка взывала из наших желудков - de profundis, - как позорный волк Фенрир. Но мы держались.

Вытерпев сеанс, мы стали подниматься обратно. Да-да, снова по той же лестнице. И снова наткнулись на запертую дверь. Стекло в одной створке было уже разбито, но мы не обратили на это внимания. Мы прошли сквозь второе! Мы сделали это. Еще через несколько этажей нас кто-то окликнул. Потом наши смутные очи уловили свет фонарика. Это был оперотряд. Незнакомый нам оперодрядовец (аспирант, что ли), был в сопровождении нашего же однокурсника Ааро Сагриса – тощего белобрысого эстонского парня, типичного представителя своей гордой расы. Опер был настроен очень решительно, очень грозно. А нам это было надо? Нам этого совсем не было надо. Явные признаки хулиганства – они ведь там, тремя этажами ниже! Вылететь из студентов накануне последнего госа – не лучшая участь. Дурацкая. Мне кажется, мы в тот момент это даже как-то осознавали.

Слава Богу, наш Арочка нас не подвел. Достал пачку сигарет (понятно, что я не помню – каких), раздал всем по одной, и мы выкурили – выкурили почти что трубку мира. Я не решился сказать, что не курю – да мне было и все равно. Покурили, побазарили – и разошлись без претензий.

Госэкзамен прошел замечательно. Того оперотрядовца я больше не видел, а увидел бы – не узнал.

Шура Полянский ухехал по распределению в Йошкар-Олу, там женился, произвел двух детей. Потом развелся, вернулся в родной город – теперь уже Нижний, преподает геодезию.

Арочка Сагрис был первым с нашего курса, кто покинул этот уютный и немного смешной мир.
Tags: много буков
Subscribe

  • колени

    Разденут и поставят на колени Унизят изнасилуют и поставят на колени Расчленят разрубят рыночным топором и поставят на колени Изотрут в порошок…

  • друзья

    Твои тексты никому не нужны кроме десятка друзей Никого не волнует на чем ты ездишь кроме девятки друзей Всем плевать на твои отпускные фото кроме…

  • (подражание в. пуханову)

    Я вышел рано, до звезды, в припадке творческой тревоги. - А получил ли ты пизды? - спросили братья на дороге.- Нет, говоришь? Тогда постой и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments