March 31st, 2009

стелла

из детства

Мальчик толстый, кудрявый, еврейский
мешковато бежит по росе.
Папа любит читать юморески
на шестнадцатой полосе.

А поднимет глаза от газеты –
сразу в сердце прорежется плач:
нужники вместо тёплых клозетов
и обмылки малаховских дач.

Просто хочется выть от ублюдочности,
от пригорков в собачьем говне.
«Нету будущности, нету будущности
у Илюшеньки в этой стране».

Мама рыжики ест в маринаде
и читает журнал «Новый мир».
Папа будущность видит в Канаде,
потихоньку штурмует ОВИР.

Я не знаю, уехали, нет ли.
Больше их не встречал никогда.
Слово «будущность» - в книжке поэта
разъяснилось мне через года.

Оказалось, что будущность – это
когда ты осторожно войдёшь,
в непонятное что-то одета,
как советская вся молодёжь.
стелла

by the rivers

в пионерском лагере
там сидели мы и плакали
вспоминая о москве
о подсолнечной халве

мы держали рты зажатые
упрекали нас вожатые
что же песен не поёте
вы на нашем слёте?

а у пети и у вани
прилипал язык к гортани
как услышат бони-бони
бони-бони-эм

нету радости в загоне
на купании в затоне
нет ее совсем