June 22nd, 2007

dpd

С утра

Предложили выступить на ТВ.
В качестве эксперта по британскому праву.
Отказался.
Ибо не эксперт я по британскому праву, не эксперт...
judas

Блатная пестня

В консерватории давали Малера,
пилил на скрипочке чех-пидарас.
А мы с Димоном взяли по два шпалера,
надели шляпы мы, поля до глаз.

Ты не смотри, что мы сословья низкого,
в чулочках тоненьких культур-мамзель.
Ведь мы пришли сюда мочить Слонимского
за нефть, за акции, за Куршавель.

Глядит Слонимский-гад, моргалы выкатив,
из ложи виповой, бордовых штор.
Он, вишь, и President, и Chief Executive,
Halyava Limited его офшор.

Сидит Матвей Ильич с женой в обнимочку,
пудов четырнадцать в ее корме.
А сбоку деточки сидят, слонимочки,
ни хера в музыке не понимэ.

Зевает публика, бараны стадные,
сияет люстрами парадный зал.
А мы глушили спирт с Сережей Стадлером,
он про каденцию нам все сказал.

Вот и каденция, и кода близится,
Димон прицелился, бьет барабан.
А глаз от музыки слезится-слизится,
и в люстру выстрелил, мазнул пацан.

Тут шухер поднялся, арфистка пернула,
орет дирекция, зовет ОМОН.
Куда-то клавишник бежит с валторною.
Ну, делать нечего – атас, Димон!

Как по Ордыночке, да по Люсиновке
давали дёру мы на БМВ.
Пели соловушки, пели малиновки,
шалавы шастали по всей Москве.

С тех пор не любим мы симфоний Малера,
мешают честному они труду.
Слонимский лег на дно, поди поймай его.
Ничё, я в сауне его найду.