December 11th, 2001

dpd

(no subject)

Порадовала фраза из телепередачи "Здоровье":

...А теперь нам об этом расскажет профессор кафедры урологии Московского стоматологического университета такой-то...
dpd

Всё фигня

Кстати, о стоматологии.

Вчера драли зуб. Практически без наркоза (не подействовал, гад). До этого была ночь с так называемой острой болью. Скрашивало мне ее только чтение попавшихся под руку воспоминаний Булгарина - так что с этой книжкой я почти сроднился. Жалел, что нет у меня под рукой подходящей ампулы - как у профессора Плейшнера. Очень хотелось конца страданиям. Какая же всё фигня по сравнению с реальной, физической болью - все эти оги-пироги, тенета-минета и прочее суетливое тщеславие.
dpd

Булгарин

А славные воспоминания у Фаддея Венедиктыча. Не просто поляк, оказывается, а поляк албанского происхождения. По стилю и жизненной позиции кое-кого напоминает.

"Невозможно, чтоб не было вражды между людьми, имеющими притязания на ум, на славу или по крайней мере на известность и на все сопряженные с ними житейские выгоды, и разумеется, что, кто заграждает нам путь к избранной нами цели, издали столь блистательной и заманчивой, тот враг наш. А кто же может более заграждать этот путь, как не журналист, непреклонный, неумолимый, отстраняющийся от всех партий, на которого не действуют ни связи, ни светские отношения, ни даже собственные его выгоды, и который, так сказать, очертя голову говорит все то, что ему кажется справедливым и что только можно высказать".

И вот еще:

"Какая бы нелепость ни вышла из печати, господа журналисты всегда утверждают, что все же она лучше, нежели мои сочинения... Один из новых журналов простер до такой степени свою храбрость, что даже поставил меня ниже известного московского писаки Александра Орлова!"

Жаль только, что в книжке поразительное количество опечаток. Ни одного абзаца без опечаток найти не смог. Хотя - указано целых два корректора. Чем они занимались - непонятно.
dpd

Москва и Питер

Накануне - разговор с женой:

(Она) - Знаешь, кого мне напоминают А. и его жена? Мастера и Маргариту.
(Я) - Я как-то об этом не думал. Ну, формально подходят... По возрасту, по роду занятий. Интересно, если переписать историю Мастера и Маргариты, исходя из обстоятельств данных конкретных людей?.. Впрочем, тогда получится проза Вагинова (о Вагинове говорили предыдущей ночью с супругами А.). Правда, у Вагинова город другой - а это важно.
(Она) - Я бы сказала, что Питер - один из героев прозы Вагинова.
(Я) - Ну, это банальность. Так можно сказать практически о любом питерском авторе. Поэтому есть Петербург Гоголя, Петербург Достоевского, Петербург (и "Петербург") Белого... А Москва - чья? У того же Белого - скорее сиквел и римейк Петербурга же. У Окуджавы?

Нет, нельзя писать в Питере и не о Питере. В Москве же - можно писать как бы и не о Москве. Она не давит, не лезет в текст. Скажем, Пастернак - московский поэт, жутко московский, но у него все же гораздо меньше Москвы, чем у Ахматовой - Питера. Даже дети знакомство с городами в литературе начинают с Питера - Чукоша, Маршак ("Жил человек рассеянный на улице Бассейной").